НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ССЫЛКИ    О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

I. Введение

Еще с глубокой древности проблема старости приковывала к себе внимание наиболее выдающихся мыслителей человечества.

Тесно связанная с проблемой смерти, она рассматривалась с различных точек зрения, иногда литературных и философских, а иногда религиозных и мистических, но очень редко к ней подходили с истинно научной точки зрения.

В современную эпоху исходным пунктом исследований проблемы старости явились работы И. И. Мечникова.

Обладая широкой общей культурой, самобытный философ и биолог, пытливый мыслитель, старающийся проникнуть в тайны всех общественных и природных явлений, Мечников заложил основы современных исследований в области изучения старости в своих двух трудах, появившихся в первые годы XX века под заглавием: " Этюды о природе человека" и "Этюды оптимизма".

В этих двух работах высказываются многочисленные оригинальные идеи. Так, например, автор допускает, что не все в человеческом и вообще в животном организме совершенно. Некоторые рудиментарные органы подвержены частым заболеваниям, другие, как например толстая кишка, являются местом скопления пищевых остатков и обитания гнилостной микрофлоры, обуславливающей образование токсических продуктов, всасывание которых вызывает серьезные заболевания, в том числе артериосклероз.

В тонком механизме старения паренхиматозных "благородных" тканей явление фагоцитоза играет важную роль, но не представляет собой единственный решающий фактор.

Среди людей не существует или обычно не встречается "естественной" смерти; в подавляющем большинстве случаев какая-нибудь болезнь обрывает жизнь человека.

Если жизнь протекает нормально (так сказать, в физиологических условиях, без всяких расстройств), то к ее концу, наступающему после 100 лет" появляется своеобразный инстинкт смерти и, таким образом, старик заканчивает дни своей жизни совершенно спокойно, как человек, покидающий праздничный пир.

Идеи Мечникова были неодинаково восприняты различными исследователями. Некоторые ученые сомневались в исключительной роли, приписываемой фагоцитозу в появлении старения, а другие даже опровергали это утверждение.

Главная заслуга Мечникова заключалась в том, что он выдвинул разнообразные проблемы и дал сильный толчок дальнейшим исследованиям, открыв новые пути к изучению явлений старения.

В Советском Союзе эти исследования были возобновлены в широком масштабе, как мы и увидим из последующего изложения. В связи с этим следует отметить в частности работы И. П. Павлова и его школы, а также исследования А. А. Богомольца, А. В. Нагорного, З. Г. Френкеля.

По инициативе А. А. Богомольца в декабре 1938 г. в Киеве состоялась первая в мире конференция, посвященная вопросу старения и борьбе за долголетие, показавшая большой интерес, уделяемый этой проблеме учеными Советского Союза и его руководителями.

Изучение явлений старения представляет значительный практический, а также теоретический интерес. Как будет видно из дальнейшего изложения, эти исследования тесно связаны с изучением основных жизненных явлений - ассимиляции и диссимиляции, и помогают уяснить сущность этих процессов.

В странах народной демократии, а отчасти и в Западной Европе и в Америке, некоторые ученые занимаются изучением старости. Однако в капиталистических странах исследователи придерживаются совсем другой точки зрения по этому вопросу в том смысле, что продление жизни рассматривается с удовлетворением властителями реакционных режимов этих стран, когда речь идет о них самих, и относятся с безразличием к данной проблеме, когда речь заходит о широких массах трудящихся.

В Румынии этому вопросу был также уделен должный интерес. Всемирно известный невропатолог Г. Маринеску посвятил этой проблеме многочисленные исследования.

К сожалению, его работы проникнуты большим скептицизмом и даже пессимизмом. Он не был особенно склонен допустить возможность действительного продления жизни.

Несмотря на это, проблема старости занимала в высшей степени научных работников румынской школы невропатологии и психиатрии, и, таким образом, этот вопрос был поставлен на повестку дня XIII Конгресса Румынского общества невропатологов, психиатров, психологов и эндокринологов, состоявшегося в городе Сибиу в сентябре 1933 г.

Не считая многочисленных сообщений, было представлено также 7 докладов, и именно:

"О гистобиохимическом механизме старости и омоложения" (Г. Маринеску), "Психиатрия старческого возраста" (К. И. Пархон), "Невропатология сенильного возраста" (И. Миня), "Старость с психологической точки зрения" (Г. Преда), "Биохимия старческого возраста" (И. Орнштейн), "Экспериментальные исследования процесса старения" (Д. А. Коцовский), "Взаимоотношение между старостью и железами внутренней секреции" (М. Драгомиряну).

Приводим ниже также названия сообщений, представленных на этом конгрессе:

"Взаимоотношение между тканевой гидрофилией и мышечной хронаксией у стариков" (Г. Маринеску, О. Загер и А. Крейндлер), "Исследование динамики коры головного мозга у стариков" (Г. Маринеску, О. Загер и А. Крейндлер), "О лечении старости" (К. И. Пархон), "К вопросу о правонарушениях в сенильном возрасте" (Н. Минович, И. Стэнеску и Н. Романеску), "Ладонно-подбородочный рефлекс у стариков" (А. Радович, М. Шехтер и Е. Коэн), "Изменения протеинемии, лецитинемии и т. д. в зависимости от возраста" (К. И. Пархон, И. Орнштейн и М. Сиби), "Химические изменения крови с иликибиологической точки зрения" (К. И. Пархон и М. Кахане), "Реакция Коттмана в старческом возрасте" (К. И. Пархон и Е. Чернэуцяну-Орнштейн), "Равновесие вегетативной нервной системы у стариков" (Л. Баллиф и И. Орнштейн), "Пластичность нервной системы животных в зависимости от возрастного периода" (О. Загер и А. Крейндлер), "Об актуальности изучения старости" (Д. А. Коцовский).

Все это указывает на то, что и в прошлом румынские ученые уделяли внимание вопросам старения.

Не подлежит никакому сомнению, что многие из рассматриваемых тогда проблем исследовались бы в настоящее время с другой точки зрения. Однако некоторые из приведенных фактических данных остаются в силе и по настоящее время, и, кроме того, я думаю, что, вообще, всегда следует связывать настоящее с прошедшим, отдавая должное наличию научных традиций там, где они существуют, как например в изучаемой нами проблеме.

Я лично занимался с давних пор исследованием этого вопроса. Первые мои работы относятся к 1912 г. Несмотря на тяжелые условия работы в те времена, я все же проводил свои исследования и продолжаю их и сегодня, когда, к счастью, благодаря нашему строю народной демократии, мы работаем в исключительно благоприятных условиях в прекрасном Институте эндокринологии, основанном настоящим режимом и находящемся под покровительством Академии РНР. Наличие специального Института гериатрии позволяет еще шире проводить плодотворные исследования.

Осенью 1948 г. я сдал в печать небольшой труд, озаглавленный "Старость и ее лечение. Проблема омоложения".

Цель этой работы заключалась в общем изложении наших основных знаний по данному вопросу, причем мы старались также подчеркнуть нашу собственную точку зрения в вопросах, где таковая имела место.

Вскоре после появления труда на румынском языке были опубликованы издание на русском языке в 1949 году (Изд. "Русская Книга") и в том же году издание на венгерском языке.

Со стороны автора, который в течение 50 лет занимался вопросами эндокринологии и который и в настоящее время не сомневается в их важности, естественно особое внимание, уделяемое взаимоотношению между возрастными явлениями и нормальной или патологической деятельностью желез внутренней секреции.

Однако не могу не отметить серьезного пробела, который мне хотелось бы заполнить в настоящей работе и таким образом помочь моим ученикам и сотрудникам избегнуть этих недочетов: я не отдавал должного значения, или, точнее, не был знаком в достаточной степени с учением И. П. Павлова.

Если бы я сказал, что рассматривал в прошлом организм как какую-то мозаику, это явилось бы формальным самообвинением, несоответствующим действительному положению вещей.

Никогда моя научная нейропсихиатрическая подготовка не позволяла мне рассматривать деятельность желез внутренней секреции в отрыве от нервной системы, несмотря на то что я не всегда выявлял наличие этой связи. В случаях, когда я не делал этого, я считал, что это само собой разумеется.

Анализируя мнения различных авторов относительно механизма явлений старения, проф. М. Л. Рохлина в своей работе "Путь к долголетию" высказывается по этому поводу следующим образом:

"Итак, мы видим, что многие ученые пытались объяснить старение организма заболеванием, изнашиванием одной какой-либо системы органов, одного органа или даже одной железы. Коренной ошибкой всех этих теорий старости было недопонимание организма как единого целого и одностороннее понимание и преувеличение роли отдельных систем, органов или даже одного органа в процессе старения организма".*

* (М. Л. Рохлина. Путь к долголетию, Издательство "Правда", Москва, 1951.)

Другая моя ошибка заключалась в том, что мною не было уделено достаточного внимания единству организма и условий его существования, единству организма и окружающей среды.

Наконец, третье и самое главное упущение состояло в незнании координирующей функции нервной системы, коры головного мозга, в частности, в процессе старения организма.

В особенности в этом отношении следовало бы, по моему мнению, сделать некоторые критические замечания по поводу моей предыдущей монографии, и, как будет видно из последующего изложения, я старался учесть это в настоящей работе.

Что касается общего содержания, настоящий труд будет построен по следующему принципу: после вступительной главы мы укажем, как рассматривается проблема старости в социалистических странах, и в особенности в Советском Союзе.

После этого мы приведем некоторые собственные клинические данные, которые, по нашему мнению, способствуют уяснению некоторых сторон вопроса возрастной биологии.

Мы затронем проблему развития ребенка в Румынской Народной Республике, главным образом, с патологической точки зрения, постольку, поскольку данная патология соприкасается с нейроэндокринологией.

Мы приведем также патологоанатомические исследования различных случаев преждевременной старости, сопоставляя их с данными, полученными нами у субъектов более раннего возрастного периода, начиная с детства.

Мы изложим результаты, полученные нашими сотрудниками в биохимических лабораториях Института эндокринологии и Института гериатрии, в зависимости от десятилетних возрастных периодов или соответствующих хрономеров* у других животных видов.

* (Хрономеры - равные промежутки времени общей длительности жизни какого-либо вида.)

Мы укажем также на результаты, полученные с физиологической точки зрения, в частности, в случаях, когда это оказалось возможным с точки зрения исследования условных рефлексов и с точки зрения реактивности организмов в зависимости от возрастного периода; таким образом, мы постараемся уяснить, в какой мере возраст оказывает влияние на почву, подвергающуюся воздействию обыкновенного или экспериментального экзогенного фактора.

В СССР, по инициативе акад. А. А. Богомольца, была проведена анкета с целью изучения долгожителей с "нормальной", или "естественной", старостью.

М. Л. Рохлина, в связи с находившимися под ее наблюдением случаями, приводит следующие данные: долгожители - худые, седые, с редкими волосами, с сухой или даже сморщенной кожей, однако по внешнему виду мало чем отличаются от людей в возрасте 60-70 лет (речь идет о долгожителях в возрасте 95-142 лет). Их движения свободны, однако замедлены. Не отмечалось патологических изменений со стороны сердечно-сосудистой системы (кардиосклероза, артериосклероза, а также склероза головного мозга), однако сердце сокращалось более медленно, число сердечных ударов в минуту равнялось 40-50. Кровообращение было замедленным. Наблюдалось также ослабление функциональной деятельности и снижение реактивности сердечно-сосудистой системы. Кровяное давление невысокое, обычно не превышало 150 мм ртутного столба.

Деятельность почек ослаблена, выделение мочи снижено, шлаковые продукты выделяются медленнее.

Было отмечено также замедление дыхательного ритма и снижение жизненной емкости легких.

Значительно уменьшены абсорбция кислорода и выделение углекислоты. Основной обмен снижен примерно в два раза по сравнению с нормой. Вместо 40 больших калорий, выделяющихся в 1 час на 1 м2 у взрослых людей, у долгожителей выделялись лишь 20-30 больших калорий. Наблюдалось снижение протеинемии, причем отмечалось повышение макродиспергированных белков - глобулинов.

Содержание холестерина в крови превышает норму; точно так же содержание гликогена выше нормального. По всей вероятности, это вызывается уменьшением энергетических процессов, в результате чего снижается использование углеводов, поступающих в ткани с кровяным током.

Однако проблема старения не является, разумеется, независимой, а тесно связана с проблемой возрастной биологии вообще, и если некоторые авторы условно отмечают начало старости в сравнительно преклонном возрасте (60-70 лет), то другие, среди которых находится и автор настоящих строк, считают, что старость начинается с детского периода или даже одновременно с зачатием особи.

В настоящей работе я считал полезным исследовать с моими сотрудниками общую проблему возрастной биологии, проводя наши изыскания там, где это оказалось возможным, по десятилетним возрастным периодам и даже по более коротким интервалам, а у различных животных - по соответствующим сравнительным хрономерам.

Разумеется, мы рассматривали данную проблему со всех точек зрения: морфологической, биохимической, физиологической (включительно изучение высшей нервной деятельности), общественной, экспериментальной, патогенетической и терапевтической, следуя принципам диалектического материализма; в этой работе мы подчеркивали в особенности наблюдавшиеся лично нами факты и указывали на нашу собственную точку зрения в связи с основными проблемами, выдвигаемыми предпринятым нами исследованием.

Из различных проблем наибольшего внимания заслуживает проблема длительности нормальной жизни, хронологического возраста (несоответствующего в обязательном порядке биологическому возрасту), в котором завершается в нормальных условиях течение жизни; следующая за ней проблема заключается в необходимой дифференцировке между ранней, или преждевременной, старостью и нормальной, или физиологической, старостью.

Мы допускаем действительное наличие указанных двух форм старости, с той разницей, в отношении других авторов, что рассматриваем и "физиологическую" старость как своего рода патологическое состояние.

Мы придерживаемся мнения, что и при этой, так называемой физиологической старости наблюдаются известные симптомы, физиологические, биохимические и патологоанатомические изменения, снижение работоспособности и общественного значения индивида, что отдаляет его от человека, находящегося в оптимальном функциональном состоянии, и что существует, наконец, прогноз старости, который всегда оказывается фатальным.

Мы считаем, что дискуссия по этому вопросу между различными авторами обусловливается тем, что слово "нормальный" понимается в двух различных смыслах, а именно: в смысле определенного правила, с одной стороны, и в смысле функционального оптимума, с другой стороны.

В зависимости от того, рассматриваем ли мы старость с первой или со второй точки зрения, изучение этого жизненного периода представляется нам как вопрос обыкновенной гигиены или, наоборот, как патобиологическая и тем самым терапевтическая проблема.

Проблема профилактической и в некотором роде лечебной терапии нормальной старости не ставится в случае допущения первой концепции о процессе старения.

Отдельная глава будет посвящена предпринятым нами и нашими сотрудниками исследованиям на животных с целью осуществления экспериментального процесса старения или в поисках лекарственных средств против старости.

В другой главе мы приведем основные данные относительно патогенеза явлений старения и укажем, помимо наиболее общих механизмов, приводящих к нарушению равновесия между ассимиляцией и диссимиляцией, роль, которую играет нервная система, в особенности кора головного мозга, в процессе старения, а также значение различных систем, органов, тканей и, главным образом, эндокринных функций в широком смысле слова.

Этот взгляд на патогенез старения совпадает с той точкой зрения, согласно которой организм стареет как единое целое, каждая из частиц организма оказывает влияние на деятельность последнего в целом, но в то же время не расходится с положением, что изучаемое нами явление имеет в каждом отдельном случае свою собственную специфику.

Не сможем мы обойти и небольшой главы, в которой затронем философскую сторону проблемы изменений, претерпеваемых организмом в зависимости от возраста, разумеется, рассматривая данную проблему с точки зрения диалектического материализма. Наконец, в отдельной главе мы сделаем краткий обзор проблемы, несомненно наиболее важной с практической точки зрения, касающейся профилактических и в известной степени лечебных мероприятий, направленных против постарения; мы придерживаемся того мнения, что указанные лечебно-профилактические мероприятия следовало бы внедрить даже сейчас в практику в различных коллективах, государственных учреждениях, на фабриках, заводах, в госхозах, принимая во внимание местные условия среды, могущие повлиять в известном направлении на изучаемые нами явления.

Наконец, мы приведем краткую литературу по данному вопросу, главным образом, в связи с наблюдавшимися лично нами случаями, а также данные советской литературы, которыми мы располагали.

Все научные работники хорошо знакомы с трудностями составления точной и полной литературы; поэтому мы надеемся, что критики отнесутся не так строго к некоторым недочетам с этой точки зрения.

Мы будем благодарны всем тем, кто, интересуясь лишь истинным положением вопроса, укажет нам на ошибки или недочеты работы, а также на возможные средства исправления последних в будущем.

Может быть, найдутся исследователи, которые увидят недостаток данной работы в том, что она затрагивает слишком много проблем, и сочтут, что было бы лучше коснуться одной стороны возрастной биологии или физиологии и изучить ее как можно более подробно.

Проблема возрастной биологии, а также более узкий вопрос явлений старения носят исключительно многосторонний характер, а проявления указанных феноменов находятся в тесной взаимосвязи.

Изучение лишь одной из проблем привело бы нас к тому, что мы не смогли бы уяснить всю глубину и пространность данного вопроса. Допущение указанной точки зрения привело бы к недооценке значения природы изучаемых явлений, их патогенеза и правильного применения рациональной и эффективной терапии.

Таким образом, мы считаем необходимым изложить в нашей работе проблему возрастной биологии и проблему старения во всех их проявлениях.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев А. С., 2013-2017.
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки.
http://gelib.ru/ "GeLib.ru: Геронтология и гериатрия".