НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ССЫЛКИ    О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Б. О старении в связи с эндокринной конституцией

Клиническое исследование явлений старения показывает довольно часто, что данные феномены представляют известное несоответствие, когда речь идет о различных системах организма, причем они могут преобладать, например, в отношении системы органов дыхания, сердечно-сосудистой системы, суставов или мышц.

Возникает вопрос, существует ли какое-либо взаимоотношение между "эндокринной конституцией" субъекта и образом его старения.

Мы заметили, что выражение "эндокринная конституция" недостаточно хорошо известно вне круга эндокринологов. Поэтому нам кажется вполне уместным привести здесь короткое пояснение.

Внутрисекреторные железы в тесной связи с нервной системой подчиняют своему влиянию обмен веществ всех органов и тканей, что происходит вполне координировано, и поэтому организм представляет собой не своеобразную мозаику, а целостный аппарат, хотя эта целостность не является гомогенной. Эндокринно-церебральное равновесие варьирует от случая к случаю, все же можно отметить группы лиц, у которых наблюдается преобладание известных признаков, указывающих на повышенную или пониженную активность некоторых эндокринных функций. В этом смысле говорилось о типологии и биотипологии. Но термин биотип подсказывает мысль серийного воспроизводства, согласно известному шаблону. Поэтому нам кажется, что предпочтительно употреблять термин "конституция". Каждый из нас, а также различные животные (и даже растения) обладают своей собственной конституцией. Может быть, лучше было бы говорить о личности в смысле индивидуальности, с ее двумя сторонами - соматической и психической (в данном случае под личностью мы не понимаем человека с особым общественным значением). Но чтобы избежать путаницы и смешения этих двух понятий, мы продолжаем применять выражение "конституция", например, гипо- или гипертиреоидная конституция, гипо- или гиперсупраренальная конституция, гипо- или гиперфолликулиновая конституция и т. д.

Совершенно ясно, что эндокринно-церебральная конституция, понятая в этом смысле, не обладает никакими ригидными, заранее предопределенными чертами, а наоборот, является биологическим, или, точнее, общественно-биологическим комплексом, подвергающимся различным влияниям, модулированиям, в зависимости от необходимости момента.

Разумеется, эта проблема представляет не только теоретический, но и практический интерес, так как лечение должно корригировать возможные эндокринные нарушения.

В связи с поднятым нами вопросом, следует отметить труд профессора Н. А. Шерешевского, заслуженного деятеля наук, который совершенно правильно различает, например, гипотиреоидные, евнухоидные и адипозогенитальные формы старости.

Наши собственные наблюдения охватывают 300 стариков, находившихся в трех бухарестских общежитиях для стариков и распределявшихся, как указано в таблице 10*.

* (Исследования были проведены совместно с М. Питиш, Н. Албу и Т. Спандониде.)

Таблица 10. Число находившихся под наблюдением стариков, распределенных по полу и 10-летним возрастным периодам
Таблица 10. Число находившихся под наблюдением стариков, распределенных по полу и 10-летним возрастным периодам

Так как речь идет о выборочном исследовании, имеющем скорее ориентировочное значение, мы остановились лишь на некоторых вопросах процесса старения, наиболее часто встречающихся в практике, причем они должны, разумеется, быть дополнены и углублены дальнейшими работами в этом направлении. Так, например, в отношении покровов мы изучили главным образом снижение трофики, появление старческих пигментных пятен и изменение оволосения. В отношении мышечной системы мы отметили значительные атрофии височных и жевательных мышц, атрофии двуглавых мышц, с выраженным уменьшением мышечной массы и удлинением сухожилий; показателями мышечной гипотонии считались появление грыж, эвентраций и т. д. Что касается органов движения, то мы отметили старческие артрозы с понижением функциональной активности, затрагивающие как крупные, так и мелкие суставы, и подчеркнули наличие спондилозов со сплющиванием позвонков, кифосколиозом, деформациями грудной клетки и т. д. В отношении сердечно-сосудистой системы отмечались значительно выраженный артериосклероз и пороки сердца, в отношении органов дыхания - старческие бронхиты и эмфизема, в отношении органов пищеварения мы останавливались на состоянии кишечного транзита. Что касается органов чувств, то мы исследовали органы зрения и слуха, подвергавшиеся изменениям в процессе старения. Определяя пропорцию различных видов процесса старения, можно отметить преобладание постарения органов движения и сердечно-сосудистой системы. Нам не удалось, однако, отметить связи между видом постарения и хронологическим возрастом, поскольку тот же тип процесса старения встречался как в 60 так и в 90 лет. Наблюдались, однако, некоторые преобладания в связи с полом, что говорит в пользу гипотезы более тесного взаимоотношения с эндокринной структурой, чем с хронологическим возрастом субъекта.

Так, например, из наших наблюдений вытекает, что тенденция к похудению чаще наблюдается у мужчин; что касается мышечной системы, то следует отметить, что атрофии, как и гипотонии, встречаются значительно чаще также у мужчин. Трофика покровов затронута почти в половине наблюдавшихся случаев у женщин и значительно реже у мужчин. Пигментные изменения, как и появление избыточного оволосения, представляют собой также признаки, чаще встречающиеся у женщин; то же можно сказать о системе органов движения, чаще затронутой у женщин (70%), чем у мужчин (23%); при этом отмечалось наличие различных заболеваний суставов или костной ткани.

Заболевания сердечно-сосудистой системы наблюдаются также гораздо чаще у женщин, у которых примерно в 50% случаев отмечался артериосклероз, а в 14% случаев определялись пороки сердца или миокардиты. Заболевания дыхательной системы, наоборот, чаще встречаются у мужчин: 48% случаев по сравнению с 14% у женщин; то же можно сказать о нарушениях системы органов пищеварения, как например атонические запоры или поносы, вызванные ферментной недостаточностью, встречающиеся главным образом у женщин. Что касается органов чувств, то катаракты чаще встречались у женщин, что можно сказать и о глаукоме, в то время как отосклероз наблюдался главным образом у мужчин.

Указанное неодинаковое распределение различных видов обратного развития по системам явилось еще одним аргументом в пользу изучения взаимоотношения последних с эндокринной структурой субъекта. Мы исследовали, главным образом, соотношение старческих проявлений с наиболее часто затронутыми процессом старения эндокринными железами: надпочечниками, щитовидной железой, гипофизом.

Элементы обратного развития нервной системы в целом не были представлены в этой работе, так как являются специальным объектом дальнейших исследований. Впрочем, в то время, когда мы начали наши наблюдения, еще не была точно установлена методика определения типа нервной системы, что особенно необходимо для изучения взаимоотношений между нервной системой и эндокринной конституцией в процессе старения.

Принимая во внимание, что надпочечники являются важным эндокринным фактором, определяющим в значительной степени вид процесса старения, нам казалось необходимым остановиться на их изучении, исследуя эволюционное развитие постарения в зависимости от гипер- или гипофункции надпочечников в отдельности или совместно с недостаточностью или с повышенной функцией других внутрисекреторных желез: щитовидной железы и гипофиза. Следует отметить, что, кроме проведенных лабораторных анализов в 1/3 исследовавшихся случаев, диагноз гиперфункции коркового вещества надпочечников ставился на основании эндокринной конституции стариков и на эволюционном развитии данного синдрома, появлявшегося чаще всего в период обратного полового развития и выражавшегося в ожирении, в обильном оволосении по мужскому типу и в повышении кровяного давления.

Важной проблемой является также вопрос, существует ли в момент медицинского обследования, кроме легко поддающейся изучению гиперфункции щитовидной железы, также и повышение активности других внутрисекреторных желез, в частности, надпочечников. Более чем вероятным является то, что из симптомов, вызванных повышенной деятельностью коркового вещества надпочечников, как например оволосение по мужскому типу и повышение кровяного давления с последующей висцерализацией, большинство можно рассматривать как последствия перенесенного гиперкортикосупраренализма. С другой стороны, возможно, что последующее обратное развитие надпочечников приводит к появлению диссоциированной клинической картины: вначале затрагивается группа андрогенных гормонов, а позднее - группа обменных гормонов. В отношении последних, возможно, появляется ранее недостаточность гликопротеиновой группы с анаболической функцией, а затем недостаточность группы минералокортикоидов, приводящая к повышению кровяного давления. Нужно. продолжать исследования в этом направлении тем более, что гипотеза о наличии взаимоотношения между надпочечниками и сердечно-сосудистой системой, в значительной степени затронутой в процессе обратного развития, в последнее время имеет особенно много приверженцев.

Тот же вопрос следовало бы поднять и в отношении функции гипофиза, обратное развитие которого представляет также диссоциированную картину.

Если привести вкратце картину обратного развития различных систем и органов в зависимости от эндокринной структуры, то станет ясным, что среди 300 случаев наблюдалось поражение надпочечников по крайней мере у 269 стариков, причем оно сопровождалось в некоторых наблюдениях нарушениями функций щитовидной железы в смысле повышения или понижения деятельности последней. Из 190 случаев, в которых отмечались признаки гиперфункции надпочечников - по крайней мере в недалеком прошлом - в 71% случаев вес тела оставался стационарным или даже повышался, из них в 15% речь шла о настоящем ожирении. В остальных 29% случаев отмечалось понижение веса тела, наблюдавшееся, главным образом, в случаях, сопровождавшихся гипертиреозом. Оволосение по мужскому типу отмечалось у 26% больных. Что касается мышечной системы, то последняя была затронута весьма незначительно. Различные виды мышечной гипотрофии наблюдались у 29% больных в большинстве случаев страдавших гипертиреозом, а мышечные гипотонии отмечались лишь у 9% находившихся под нашим наблюдением стариков, чаще всего с пониженной функцией щитовидной железы. Система органов движения, наоборот, была затронута в значительной мере у этого контингента больных с повышенной функцией коркового вещества надпочечников, причем в 69% случаев изменения распространялись на суставы или на кости; у 34% больных наблюдались старческие артропатии, затрагивающие, главным образом, крупные суставы, у 22% больных - спондилозы, сопровождающиеся сплющиванием позвонков, декальцификацией позвоночника, а иногда анкилозирующим спондилитом; в 13% случаев эти заболевания носили комбинированный характер. Мы отметили, однако, что большинство артропатий развивалось на почве повышенной функции надпочечников и пониженной функции щитовидной железы, в то время как процессы спондилоза, выражающиеся обыкновенно в изменениях остеопорозного характера, отмечались чаще в случаях, сопровождавшихся гипертиреозом. Сердечно-сосудистая система оказалась затронутой у 82% больных, причем у 67% отмечались случаи артериосклероза. Поражения сердца встречались лишь в 15 % случаев с умеренным преобладанием у лиц с повышенной функцией щитовидной железы, у которых отмечено и два случая пароксизмальной тахикардии. Система органов дыхания оказалась затронутой у 18% больных. Следует отметить особенную частоту бронхитов с эмфизематозным или астматиформным развитием заболевания у лиц с повышенной функцией щитовидной железы и эмфиземы без анамнестических легочных поражений у субъектов с пониженной функцией щитовидной железы. Это выдвигает проблему особого механизма развития эмфиземы у лиц с повышенной функцией щитовидной железы, причем в данном случае речь идет, по-видимому, о вторичных изменениях эластических волокон, вызванных легочными заболеваниями, в то время как у субъектов с пониженной функцией щитовидной железы эмфизема обусловливается первичным снижением трофики легочных эластических волокон.

Отмечались сравнительно редко (8%) пищеварительные расстройства, выражавшиеся тяжелыми желудочно-кишечными атониями, более часто встречавшимися у лиц с пониженной функцией щитовидной железы. При исследовании соматической нервной системы мы встретили лишь 5 случаев гемиплегии, вызванных инсультами, и 8 случаев болезни Паркинсона. Что касается катаракты и отосклероза, то первое заболевание чаще встречалось у субъектов с пониженной функцией щитовидной железы, а второе - у лиц с повышенной функцией щитовидной железы.

Во второй группе стариков с пониженной функцией коркового вещества надпочечников насчитывалось 79 человек. Как и в предыдущей группе, гипокортикосупраренализм сопровождался не в обязательном порядке повышенной или пониженной функцией щитовидной железы или гипофиза. Независимо от железистых соотношений в этой группе отмечалось снижение веса тела у значительного числа больных (у примерно 30% общего числа случаев наблюдалось состояние кахексии). Значительно чаще, чем в предыдущей группе, отмечались нарушения покровов, независимо от деятельности щитовидной железы. Чаще встречалось также изменение пигментации покровов. Избыточное оволосение по мужскому типу не было отмечено ни в одном из находившихся под нашим наблюдением случаев, взамен чего в этой группе наблюдалась выраженная тенденция к выпадению волос в подмышечной впадине и на лобке. Следует отметить также значительные изменения мышечной системы, что выражалось особенно в снижении трофики и тонуса, причем снижение трофики наблюдалось чаще у лиц с повышенной функцией щитовидной железы, а гипотония - у субъектов с пониженной функцией щитовидной железы. Часто отмечались также изменения системы органов движения. Артропатии встречались, однако реже, и затрагивали, главным образом, мелкие суставы, что приводило к появлению деформирующего артрита конечностей. Заболевание позвоночного столба отмечалось у 40% больных, что выражалось, главным образом, в спондилозе и в деформации грудной клетки. Следует отметить четко выраженный в данной группе факт, что изменение деятельности щитовидной железы вызывало увеличение случаев спондилоза по сравнению с количеством других артрозов.

В отношении сердечно-сосудистой системы отмечались главным образом миокардиты и в 7 случаях определялся артериосклероз. Что касается системы органов дыхания, то чаще наблюдались астматиформные бронхиты или фиброз легких туберкулезного происхождения и очень редко эмфизема легких. Нарушение желудочно-кишечного тракта было отмечено лишь у одного больного. Катаракта наблюдалась значительно реже, чем у лиц с повышенной функцией коры надпочечников, а отосклероз - почти так же часто, как и в предыдущей группе.

В небольшой группе стариков (31 больной) наблюдались лишь явления гипо- или гипертиреоза без видимых поражений надпочечников. У лиц с пониженной функцией щитовидной железы отмечалось сохранение веса тела и удовлетворительная трофика покровов, за исключением 10% больных, у которых наблюдались холестериновые отложения в коже. Что касается мышечной системы, то следует отметить преобладание гипотонии, а в отношении суставов - значительное число случаев артропатий, локализованных, главным образом, на уровне коленного сустава (у 65% больных). Сердечно-сосудистые изменения мы установили в одном случае, а что касается органов дыхания, то наблюдалось значительное число случаев эмфиземы. В этой группе можно отметить хорошо сохранившуюся трофику зубов, впрочем, вообще у лиц с пониженной функцией щитовидной железы, даже в более преклонном возрасте, зубы хорошо сохранялись, в отличие от остальных стариков, у которых обычно наблюдалось почти полное выпадение зубов. У субъектов с повышенной функцией щитовидной железы, как и следовало ожидать, во всех случаях встречалось снижение веса тела. Трофика покровов была затронута у 92% больных, а пигментация - у 73% больных. Мышечная система также была затронута во всех случаях, причем наблюдались или простые гипотрофии мышц, или комбинированные с гипотонией последних. В отношении костно-суставной системы следует отметить изменения, главным образом, на уровне позвоночного столба. Сердечные поражения носили в большинстве случаев клапанный характер, а заболевания легких характеризовались значительным числом случаев астматиформного бронхита или туберкулеза легких.

Из вышеприведенного краткого обзора вытекает важная роль надпочечников и щитовидной железы. Деятельность указанных желез, по-видимому, обусловливает вид обратного развития организма, по крайней мере в отношении известных систем и органов. Повышенная функция коркового вещества надпочечников является фактором, способствующим обратному развитию внутренних органов и последующих артериосклеротических изменений. Комбинирование данных поражений с пониженной функцией щитовидной железы представляет собой, по-видимому, аггравирующий фактор при развитии костно-суставных артериосклеротических поражений, вероятно, вследствие избыточного содержания холестерина в крови, в то время как присоединение повышенной функции щитовидной железы является скорее ухудшающим фактором в отношении снижения трофики покровов и мышечной системы, а также в отношении изменений сердечно-сосудистой системы.

Гипокортикосупраренализм является, кроме того, фактором, способствующим обратному развитию соматики, главным образом, в отношении дефективности скелета, исчезновения мускулатуры и атрофии покровов с их придатками. Внутренние органы, за исключением органов дыхания, затронуты в меньшей степени. Весьма возможно, что подобное обратное развитие на почве снижения функции надпочечников обусловлено инволюцией гипофиза или вызвано воздействием многочисленных патогенных инфекционных или токсических факторов, приводящих к изменению деятельности вышеуказанной внутрисекреторной железы. Как бы то ни было, присоединение гипертиреоза является ухудшающим фактором, вызывающим прогрессирующее похудение.

Приведенные данные объясняют в то же время отмеченные половые различия; согласно нашему материалу, гиперкортикосупраренальная конституция, комбинированная с повышенной или пониженной функцией щитовидной железы, чаще наблюдается у женщин, в то время как у мужчин преобладает гипосупраренальная конституция, сопровождающаяся повышением функции щитовидной железы. По-видимому, период полового обратного развития вызывает отмеченные явления.

Общеизвестно, что у женщин, в большинстве случаев, отмечается в данном периоде кортикосупраренальный синдром, который может быть суммарным или диссоциированным, преходящим или с тенденцией к стабилизации, в зависимости от функционального состояния надпочечников. У мужчин этот синдром встречается значительно реже в период полового обратного развития; в этой стадии наблюдается в большинстве случаев синдром гипертиреоза, по-видимому, вызванный ранним истощением надпочечников. Вполне вероятно, что мужские половые железы ответственны в появлении недостаточности надпочечников. Как бы то ни было это повышение функции надпочечников или щитовидной железы возможно лишь при сохранении деятельности гипофиза, и можно предположить, что в случаях недостаточности как надпочечников, так и щитовидной железы, недостаточность обусловливается обратным развитием гипофиза, который уже не в состоянии поддерживать трофику соответствующей внутрисекреторной железы.

Приведенные данные, имеющие, может быть, лишь ориентировочный характер, выдвигают - как было указано выше - проблему профилактики старости. Учитывая тип нервной системы субъекта и его эндокринную структуру и, главным образом, его реактивность в период полового обратного развития, мы сможем вовремя принять необходимые меры и таким образом уравновесить функции внутрисекреторной системы, в стадии, когда наблюдаются лишь функциональные изменения, и помешать, таким образом, их висцерализации.

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев А. С., 2013-2017.
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки.
http://gelib.ru/ "GeLib.ru: Геронтология и гериатрия".