НОВОСТИ    БИБЛИОТЕКА    ССЫЛКИ    О САЙТЕ





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Глава первая. Наша родина - страна богатырей и сильных людей

 "По мышцам - ты неутомим, 
 По духу - ты непобедим".

Г. Державин (из стихотворения "Русскому народу")

Исторические сказания о древних славянах, отображенные в летописях, былины, созданные народом, рассказывают о могучей силе, трудолюбии, храбрости и красоте этого народа.

Древнегреческие, римские, арабские, византийские и западноевропейские писатели с удивлением писали о высоком росте, крепком телосложении, силе и ловкости славян.

По словам современников, древние славяне отличались большой выносливостью и были народом предприимчивым, отважным и воинственным.

Византийский автор VI века, известный под именем Маврикия Стратега, писал о славянах как о народе, любящем свободу, храбром, способном выдерживать любые трудности, легко переносящем жару и холод, обладающем величайшим в то время искусством переправляться через любые водные препятствия.

Современник Маврикия Стратега Прокопий Кесарийский писал о славянах, что "все они рослы и сильны".

Арабский географ-путешественник первой половины X века Ибн-Фадлан в своем "Путешествии на Волгу" отмечал:

"Я видел руссов, когда они прибыли по своим торговым делам и расположились на реке Атиль. И я не видел людей с более совершенными телами, чем у них".

Изображая славян как сильный, выносливый и закаленный народ, византийские авторы, а затем и арабские историки пишут об их трудовом образе жизни, скромности, гостеприимстве и отваге.

Арабский писатель XI века Абу-Бекри писал: "Славяне - народ столь могущественный... что, если бы они не были разделены на множество родов, никто бы в мире не мог им противостоять".

Славяне закалялись и приобретали мужество и храбрость в повседневной борьбе с суровой природой, с внешними врагами, пытавшимися отнять плоды их труда и поработить их. Эта борьба выработала в них качества, которыми восхищались и которым завидовали другие народы.

Сильные, вольнолюбивые, закаленные, не боявшиеся ни холода, ни жары, легко переносившие невзгоды трудовой, боевой и походной жизни, не избалованные излишествами и роскошью, - таковы были наши предки, даже по описанию их недругов.

На протяжении всей своей истории, начиная с IV века, славяне стойко и мужественно защищали независимость своей родины от захватнических поползновений печенегов, половцев, византийцев, татарских ханов, шведов, немецких рыцарей и польских панов.

И в тяжелые для нашей страны дни народ всегда вспоминал слова Святослава, который, будучи окружен многочисленным врагом, сказал своему малочисленному войску; "...да не посрамим земли русские, но ляжем костьми ту, мертвы бо срама не имам; аще ли побегаем, срама имам"..

Гордые слова "не посрамим земли русской" много веков спустя были повторены в замечательном произведении древнерусского народа "Слово о полку Игореве": "Лучше убиту быть, нежели пленену быть". Прошло еще много веков, и достойные потомки своих храбрых вольнолюбивых предков, грозные мстители одного из партизанских отрядов Ленинградской области в дни Великой Отечественной войны написали на своем знамени призыв, взятый из "Слова о полку Игореве".

В памяти русского народа, в его преданиях и летописях сохранились имена людей, обладавших не только глубоким чувством любви к родной земле, но и необычайной силой.

Таким героем был переяславский юноша Ян Усмовшец, который не побоялся вступить в единоборство с печенегским богатырем-великаном, сумел победить степного силача и этим способствовал победе князя Владимира над печенегами и снятию осады Киева. По этому поводу в Лаврентьевской летописи записано: "Володимер же великим мужем сотвори того (то есть Усмовшеца) и отца его. Володимер же возвратился в Киев с победою и славою великою".

В древней Начальной летописи описывается единоборство князя Мстислава Тмутараканского с касожским (черкесским) богатырем Редедей. Интересно отметить, что эта борьба нашла свое отражение и в "Слове о полку Игореве", где в самом начале вспоминается о том, как старинный поэт Баян "песнь пояше храброму Мстиславу, иже зареза Редедю перед пълки Касожьскими".

На Северном Кавказе находилось русское княжество, центром которого был город Тмутаракань. Там и княжил Мстислав в соседстве с касогами. Последние часто нападали на подвластные Тмутаракани селения и разоряли их. Мстислав решил пресечь разбой касогов. Об этом в древней летописи 1022 года записано: "Когда Мстислав был в Тмутаракане, он пошел против касогов. Услышавши это, князь Касожский Редедя вышел против него, и, как оба полка стали друг перед другом, Редедя сказал Мстиславу: "Зачем нам губить дружину? Сойдемся лучше мы сами бороться друг с другом. Если одолеешь ты, то возьмешь и мое имущество, и жену мою, и моих детей, и страну мою. Если я одолею, то возьму все твое". И сказал Мстислав: "Пусть будет так". И сказал Редедя Мстиславу: "Будем биться не оружием, но будем бороться". И начали они бороться. Несмотря на то, что Редедя "был велик и силен", Мстислав убил его и, "вторгнувшись в его сторону, взял все имение его, и жену, и детей, и положил дань на касогов".

Большой физической силой обладали троицкие монахи Александр Пересвет и Ослябя. В преданиях и исторических летописях рассказывается, как Александр Пересвет поразил татарского богатыря перед Куликовым побоищем.

В устных народных преданиях, в былинах, песнях о богатырских поединках, а с появлением письменности - в лучших произведениях древней литературы русский народ, наделяя своих героев необычайной силой, в то же время прославляет их богатырские подвиги в труде и при защите своей земли от врагов "поганых".

Сила, труд и любовь к родной земле в представлении народа неотделимы друг от друга.

Русские былинные богатыри сильны, смелы, беззаветно любят свою родину.

Воспевая былинных богатырей, наделяя их чертами живых людей, русский народ как бы воплощал в них свое национальное самосознание, вековечные идеи трудового народа. Богатырская сила необходима в труде: сошку крестьянского пахаря Микулы Селяниновича не могут поднять ни князь-богатырь, ни его дружина. Первым подвигом "крестьянского сына" Ильи Муромца было корчевание пней, очистка земли под пашню. Народный герой Илья Муромец, обладающий после Свято гор а наибольшей силой среди богатырей, выступает в народных песнях и былинах защитником родной земли, горячим патриотом, обороняющим русскую землю от былинных великанов и степных кочевников.

Горячее чувство любви народа к своей Родине особенно ярко проявлялось тогда, когда враги стремились разорить русскую землю, взять в "полон" ее людей, когда, по словам летописца XIII века, "величество наше смирися, красота наша погибе". Эту красоту родины в том же веке иноплеменного ига воспел биограф Александра Невского, начав его биографию таким обращением к русской земле: "О светлосветлая и прекрасно украшенная земля Русская".

За прекрасную русскую землю сражались богатыри, сражался русский народ под знаменами Александра Невского, Дмитрия Донского, Минина и Пожарского, Суворова и Кутузова.

За свою прекрасную советскую Родину во время Великой Отечественной войны сражался весь советский народ, а в его рядах - и лучшие спортсмены страны. Во имя ее совершали подвиги и марафонец Николай Копылов, ныне полковник танковых войск, Герой Советского Союза, и известный спортсмен, ныне генерал-лейтенант Глеб Бакланов, также Герой Советского Союза, и чемпион по боксу Николай Королев, и чемпион по плаванию Леонид Мешков, и многие тысячи других советских спортсменов.

В боях за советскую Родину сложили свои головы лучший гребец страны Александр Долгушин, семикратный чемпион страны по борьбе Григорий Пыльнов, чемпион и рекордсмен по конькам Анатолий Капчинекий, чемпион по боксу Николай Штейн, чемпион по штанге Владимир Крылов.

Исторические условия развития русского народа и постоянная борьба с врагами за независимость своей родины не могли не отразиться на характере физических упражнении, на играх и на различных забавах, воспитывавших в народе необходимые для обороны родины физические качества. Кулачные бои на Руси, борьба, закаливание холодной водой имели очень важное военно-прикладное значение как массовая подготовка населения к обороне страны.

Русским людям, обитавшим на большом пространстве на рубеже Европы и Азии, приходилось сталкиваться и мериться своими силами С разными врагами. Сражения эти в то отдаленное время проходили врукопашную. Пешая рать пролагала себе дорогу топором, молотом, бердышом, копьем, руками. Поэтому и борьба и кулачный бой приучали молодежь к неустрашимости. В борьбе проявлялась удаль молодой и сильной натуры. Это были состязания силы, выносливости, ловкости и бесстрашия, молодецкая потеха, размах здоровой русской удали.

Борьба рождала сильных людей, богатырей и оставляла в народной памяти, преданиях, сказаниях, песнях, былинах образы действительных или мифических героев. "Юный славянин, - говорится в летописи про Яна Усмовшеца, - удави печенезина в руках до смерти".

Древние летописи, относящиеся еще к X-XI векам, неоднократно упоминают о борьбе и кулачных боях. В одной из них рассказывается об эпизоде, относящемся к началу XIII века, когда киевский князь Мстислав IV со своими союзниками воевал против князя Юрия Всеволодовича. Обращаясь к новгородским и смоленским отрядам, он спрашивал: "Бить неприятеля на конях или пешими?" Новгородцы с бодростью ответствовали: "Мы не хотим на конях, но по примеру предков наших пеши и на кулачках биться".

Кулачные поединки даже в XVI веке допускались юридическими законами на Руси и были отменены только в 1556 году.

Народные кулачные бои продолжали существовать до начала XX Века.

В XVI веке устраивались в московском Кремле встречи борцов, обладавших исключительной физической силой и опытом. Борьба в то время считалась "потешным и мужицким делом".

Сила и удаль русских людей проявлялись и в борьбе с разъяренными медведями. Борцы-медвежатники - явление необычное в то время ни для одного зарубежного государства. Чтобы разъярить медведя, борец пускал сначала в ход дубину, рогатину, а когда зверь кидался на него, он схватывался с ним и закалывал его ножом.

Такие схватки устраивались публично, и на них присутствовали не только толпы народа, но часто и царь со своей свитой. Не всегда поединок человека со зверем оканчивался благополучно для смельчака. В дворцовых записях XVI и XVII веков встречаются указания на то, что медведь того или иного бойца "драл".

Борьба и кулачные бои рождали смелых, сильных, инициативных людей. Попытку представить кулачные бои как проявление варварства в прошлом русского народа нельзя считать правильной. Бои имели свои законы и правила и отличались поистине рыцарским характером. "Лежачего не бьют",-таково было правило, рожденное безымянными законодателями кулачного боя в глубокой древности. Запрещалось увечить людей, не допускались в бой пьяные, строго карались те, кто во время боя брал в кулак свинец, камень и другие предметы.

Вот что писал сенатор В. А. Инсаров, изучавший кулачные бои: "Прежние бои чрезвычайно развивали человека. У хорошего бойца ловкость развивалась в изумительной степени и не только становилась наравне с силой, но даже превосходила ее. Ловкий человек не будет бояться сильного, сильный должен остерегаться ловкого... бои были самородной, натуральной гимнастикой для народа... Во время моего детства и юношества я не знаю ни одного случая, чтобы во время боев произошло какое-нибудь несчастье, например изувечили бы человека, крепко зашибли и т. п. Когда бой оканчивался, все расходились по домам весело, дружески, как и сходились".

М. Ю. Лермонтов с исключительной правдивостью описывает кулачный бой между опричником и купцом Калашниковым. Последнему отрубили голову не за то, что он убил в бою опричника, а за то, что сделал это он с определенным намерением, ради мести.

В литературе мы встречаем имена и описания русских силачей, участников кулачных боев. Историк старой Москвы М. И. Пыляев пишет, что в конце XVIII века в Москве славился половой из певческого трактира ярославец по имени Герасим. Это был небольшого роста человек, плечистый, с длинными мускулистыми руками и огромными кулаками. Этого феноменального атлета, пишет Пыляев, где-то отыскала Е. Р. Дашкова и рекомендовала чесменскому герою А. Орлову.

Такими же феноменальными по силе людьми в 30-х годах прошлого столетия, по свидетельству Инсарова, были пензенцы: надсмотрщик гражданской палаты Шаров и бухгалтер казначейства Антонов. В середине XIX века славились в Тамбове своей силой четверо знаменитых бойцов: Казанский, Макаровский, Никольский и Растошинский - местные семинаристы. Натиска их в кулачном бою не выдерживала сотня противников.

Одного подобного богатыря из Тулы описал известный русский путешественник первой трети XIX века А. Глаголев. "Не могу умолчать, - писал он, - об одном из таких богатырей, которому за необыкновенную его силу дано прозвище Родимого. Не ожидайте от него ни ловкости римских бойцов, ни искусства английских боксеров - это просто огромная движущая махина... Когда же он вступает в дело, то самые ловкие бойцы валятся вокруг его".

Кроме борьбы и кулачных боев, начиная с XV века - времени основания Московского государства, наши предки увлекались еще ходьбой и бегом на лыжах, верховой ездой, играми.

Восстания Болотникова, Разина и Пугачева наглядно показали царскому правительству, что удаль и сила народная могут быть направлены не только против внешних врагов, но и против внутренних поработителей. Ввиду этого царское правительство стало не поощрять, а запрещать все то, что развивало удаль и силу народа. Однако, несмотря на запреты, народ продолжал чтить молодецкие забавы и воспевать своих силачей.

В 1727 году первый русский механик Андрей Нартов, обучавший царя Петра механическому и слесарному делу, написал воспоминания о Петре, которые печатались на страницах различных журналов. В 1891 году они вышли отдельным изданием под редакцией академика Л. Н. Майкова. Воспоминания эти интересны тем, что в них показано то значение, которое придавалось тогда физической силе. Нартов пишет, что физическая сила русских солдат и их закаленность поражали даже надменных англичан. Характерен такой случай, приводимый автором воспоминаний.

Во время пребывания Петра в Лондоне ему пришлось быть свидетелем поединка и познакомиться на нем с известным английским силачом. Вернувшись к себе, он собрал сопровождавших его солдат и спросил, не желает ли кто из них сразиться с этим англичанином. Вызвался один гренадер, который, по его словам, в Москве один "за Сухаревской башней против кулашной стены хаживал". Гренадер просил только посмотреть, как дерется англичанин. Через несколько дней Петр на обеде у герцога Леедек завел разговор о качествах знаменитых бойцов и заявил, что его гренадер победит силача-англичанина. Пари состоялось. Во время боя петровский солдат так ударил в голову англичанина, что тот замертво упал на землю. У Петра вырвалось восклицание: "Русский кулак стоит английского лба!"

Англичане были поражены силой гренадера. Свои воспоминания Нартов заканчивает словами: "Государь приказал тут же всем своим гренадерам прежде бороться, а после между собою сделать кулашный бой, чтобы показать лордам проворство, силу и ухватки русских богатырей, чему все собранные весьма удивлялись, ибо все находившиеся при Петре Великом в путешествии гренадеры были люди видные, рослые и сильные и прямо похожи были на древних богатырей".

На протяжении всего XVIII века мы встречаем в мемуарной литературе указания на отдельные случаи проявления необыкновенной силы и ловкости русских людей. Однако в то время голод, нищета, беспрерывные войны, беззакония, творимые многочисленными дворцовыми фаворитами и дворянством в отношении своих крепостных, не могли способствовать поднятию общего народного здоровья.

Первым поднял голос в защиту здоровья и долголетия русского народа М. В. Ломоносов, сам отличавшийся большой физической силой и атлетическим сложением. (Однажды в поединке с тремя напавшими на него матросами, пытавшимися его ограбить, он связал их вместе и сдал начальству.)

В своем знаменитом письме "О размножении и сохранении российского народа", адресованном всесильному елизаветинскому фавориту И. И. Шувалову, великий ученый потребовал проведения в жизнь мероприятий по охране здоровья детей и борьбе с детской смертностью. Его друг и первый русский академик анатом А. П. Протасов, к удивлению чопорных академиков-немцев, осмелился в 1764 году на торжественном заседании Академии сделать два доклада: "О необходимости движения для сохранения здоровья" и "О физическом воспитании детей". Подобных докладов не знала ни одна академия наук в мире. А. П. Протасов первым поставил вопрос о долголетии, о борьбе с болезнями, о предупреждении их. Не приходится говорить, что начинания этого ученого Академия, состоявшая из немцев, не поддержала.

Замечательный публицист и просветитель XVIII века Н. И. Новиков в своих выступлениях требовал проведения мероприятий по массовому закаливанию и призывал использовать в целях оздоровления населения физические упражнения, игры и борьбу.

Великий русский революционный демократ А. Н. Радищев глубоко верил в творческие силы народа и был убежден, что физическим воспитанием можно укрепить волю человека, пробудить в нем активность и закалить дух. Этот замечательный революционер неустанно повторял: "Употребление же сил укрепит тело, а с ним и дух", или: "Яко упражнения в телодвижениях укрепляют телесные силы, тако упражнения в размышлениях укрепляют силы разумные". Для развития физических сил он рекомендовал физический труд, бег, метания, прыжки, фехтование.

Известный в то время и за рубежом своими научными работами Н. Максимович-Амбодик в 1786 году писал: "Тело без движения подобно стоячей воде, которая плеснеет, портится и гниет".

Ряд ученых XVIII и начала XIX века отражал в своих работах тревогу и заботу о народе. В трудах небольшой группы русских гуманистов и просветителей того времени выражалась любовь к своей родине, к своему народу, к подрастающему поколению.

Мысли А. П. Протасова о предохранении от заболеваний и продлении человеческой жизни несколько позже повторил и другой замечательный русский ученый С. Г. Зыбелин. Перед московской профессурой и студенчеством на годичном акте в 1777 году профессор С. Г. Зыбелин выступил с докладом на тему: "Слово о сложениях тела человеческого и о способах, как оные предохраняются от болезни". В этом докладе с определенней конкретностью анализировались те мероприятия, которые человек мог бы предпринять, чтобы продлить свою жизнь. Протасова, Зыбелина, а также И. Фишера - начальника всей медицинской части Российской империи, выпустившего в 1754 году книгу "О старости, ее степенях и смерти", смело можно назвать основоположниками макробиотики (науки о долголетии).

Но разве реакционное дворянско-помещичье правительство того времени, испытывавшее страх перед французской буржуазной революцией и перед революционными силами внутри страны, могло прислушаться к требованиям лучших сынов русского народа?

Никаких мероприятий по сохранению и улучшению здоровья народа, по борьбе за долголетие человека не проводилось. И, несмотря на это, из народа выявилось немало людей, о феноменальной силе которых говорили и писали не только в России, но и за рубежом. Это были не легендарные силачи и былинные богатыри, не безымянные кулачные бойцы и борцы-медвежатники, а исторически существовавшие личности, которых мы знаем на основании документальных свидетельств современников и печати.

Вспомним о некоторых из этих богатырей. В 1807 году был убит в сражении с турками капитан первого ранга Д. А. Лукин, прозванный на флоте за свою необыкновенную силу "русским Геркулесом". Этого человека знала не только вся Россия. Его имя пользовалось необыкновенной популярностью в Англии, Италии и по всему европейскому побережью от Кронштадта до Средиземного моря. О силе и подвигах капитана Лукина была создана обширная литература. О нем вспоминали писатели А. Я. Булгаков, П. П. Свиньин, В. Б. Броневский, адмирал П. И. Панафидин, граф В. А. Сологуб, декабристы Н. И. Лорер, М. А. Бестужев и др. По словам Свиньина, плававшего вместе с Лукиным, он был "посредственного росту, широк в Плечах, и грудь его твердостью похожа на каменную, и все тело необыкновенно плотно". Описывая нападение на него толпы англичан в английском городе Чернез и победу, одержанную моряком со своими двенадцатью матросами над толпой в несколько сот человек, Свиньин писал: "Имя его (Лукина) известно и прославляемо во всех английских приморских городах... На другой день подано было на него несколько десятков просьб за увечье, и подвиг сей приумножил к нему почтение английских моряков". Приведя еще примеры необычайной физической силы Лукина, Свиньин восклицал: "В древние времена, конечно, Лукину были бы посвящены храмы, воздвигнуты статуи".

Другой современник Лукина и участник кампании 1807 года Броневский вспоминал о нем: "Опыты силы его производили изумление... Например, с легким напряжением сил ломал он подковы, мог держать пудовые ядра в распростертых руках, шканечную пушку со станком одной рукой подымал на отвес, одним пальцем вдавливал гвоздь в корабельную стену".

Ф. Булгарин в своих "Воспоминаниях", говоря о физической силе капитана Лукина, между прочим, писал: "Лукину предложили в Англии кулачный поединок (to box). Вместо одного, он вызвал вдруг лучших четырех боксеров и каждого из них по очереди перекинул через свою голову, ухватив за пояс".

Русский флот гордился Лукиным. Командуя кораблем "Рафаил" в сражении при острове Лемнос, капитан Лукин нанес тяжелое поражение кораблю паши и много способствовал разгрому турецкого флота.

О другом таком же богатыре-моряке вспоминает декабрист М. Бестужев:

"Был некто капитан-лейтенант Тимашев, такой силач, что в сравнении с ним сила Лукина могла почесться ребяческой. Мерилом ее может служить следующее происшествие. В Кронштадте некогда существовал так называемый Пушечный двор, где на открытом воздухе лежали орудия, и запасные, и свезенные с военных судов. Из числа их пропал медный фальконет. Наряжена была комиссия для исследования этой пропажи, в числе членов которой находился Тимашев. Собравшаяся на дворе комиссия долго рассуждала, каким образом могло совершиться похищение, и, наконец, Тимашев, молчавший до этой минуты, сказал: "Господа! Зачем прибегать к таким тонкостям, когда дело можно обделать очень просто: вероятно, вор пронес пушку в ворота мимо часового".

- Но возможно ли это? - возразили прочие члены с удивлением и даже со смехом.

- Очень возможно, я вам это докажу, - и с этими словами Тимашев взял другой, парный украденному, медный фальконет, пудов около двадцати, подмышку, завернул в шинель и спокойно прошел в ворота мимо часового, который отдал ему честь".

М. Бестужев добавляет от себя: "Этот русский Самсон, не любивший, как большей частью все силачи, хвастаться своей силой, прошел жизненное поприще и слег в могилу без всяких венков".

Если моряки гордились капитаном Лукиным и удивлялись феноменальной силе капитан-лейтенанта Тимашева, то русские артиллеристы гордились В. Г. Костенецким - героем 1812 года. Подвиги его описаны военным историком А. И. Михайловским-Данилевским.

Костенецкий, подобно силачам-морякам, с которыми он служил в одно время в армии, славился огромной физической силой. Он сгибал и разгибал подковы, ломал серебряные рубли, поднимал мельничные жернова, которые не могли сдвинуть с места несколько рабочих. В 1809 году во время нападения французских улан на батарею, где были убиты все артиллеристы, Костенецкий, схватив банник, перебил им многих вражеских улан и спас батарею.

Впервые о выступлениях по борьбе в цирке и участии в этой борьбе русских борцов мы встречаем указания в печати, относящиеся к 1837 году. В этом году в газете "Северная пчела" анонсировалась борьба французского силача И. Дюпюи, гастролировавшего в Петербурге с "Марком Ивановым из окрестностей Москвы".

Накануне реформы 1861 года и после нее стали появляться в печати имена многих феноменальных русских силачей и героев кулачных боев. Этому способствовало внимание, которое начали уделять физическим упражнениям как важному средству укрепления здоровья и предупреждения болезней не только ученые страны, но и писатели и публицисты.

Передовые представители науки того времени продолжали благородную борьбу по предупреждению заболеваний и удлинению человеческой жизни, начатую их предшественниками в середине и конце XVIII века.

Н. Г. Чернышевский подверг резкой критике книгу немецкого врача Шребера "Врачебная и комнатная гимнастика", переведенную на русский язык в 1855 году. Будучи сторонником естественных упражнений, Чернышевский не признавал описанной в этой книге шведской, или немецкой, гимнастики, которая не способствовала гармоническому развитию человека.

В своих статьях по эстетике великий публицист писал: "Прекрасное есть жизнь. Прекрасное и красивое в человеке немыслимо без представления о гармоническом развитии организма и здоровья человека". И еще он говорил: "Жизнь есть красота, она несовместима с безобразием и уродством".

Страстно призывал к борьбе за здоровье и Н. А. Добролюбов, "Посмотрите, в самом деле, - говорил он, - как презрительно смотрим мы на телесный труд, как мало обращаем внимания на упражнение телесных сил".

В первых рядах борцов за народное здоровье мы встречаем имена П. Ф. Лесгафта, С. П. Боткина, А. И. Полунина, Х. Я. Гюббенета, а в дальнейшем В. А. Манассеина, П. И. Дьяконова и других.

В 1851 году выступил на торжественном собрании Московского университета крупнейший патологоанатом и физиолог Полунин с речью "Нечто о первоначальном воспитании человека". Он говорил: "Теперь убедились, что гимнастика не только развлекает, укрепляет тело и предупреждает развитие болезней, но даже и излечивает болезни... При ее содействии излечены многие формы болезней - золотушной, английской болезни, нервных, которые не уступали настойчивому употреблению других медицинских средств".

В 1854 году на другом торжественном собрании - в Киевском университете - выступил крупнейший хирург и современник Пирогова профессор Гюббенет с докладом "О значении гимнастики в жизни человека и народов". В том же году этот доклад был напечатан в Киеве.

Вопросы о развитии силы и здоровья, вопросы о долголетии стали привлекать внимание романистов и фельетонистов.

Рахметов, один из героев романа Чернышевского "Что делать?", подражал знаменитому волжскому богатырю-бурлаку Никитушке Ломову. Никитушка Ломов был не выдуманное лицо, а жил в действительности. Чернышевский, по-видимому, знал его лично или встречался с ним на Волге. Вот в каких словах он описал его в романе: "Никитушка Ломов, бурлак, ходивший по Волге лет 20-15 тому назад, был гигант геркулесовской силы, 15 вершков ростом; он был так широк в груди и плечах, что весил 15 пудов, хотя был человек только плотный, а не толстый. Какой он был силы, об этом довольно сказать одно: он получал плату за 4 человек. Когда судно приставало к городу и он шел на рынок, по-волжскому на базар, по дальним переулкам, раздавались крики парней: "Никитушка Ломов идет, Никитушка Ломов идет!", и все бежали на улицу, ведущую с пристани к базару, где толпа народа валила вслед за своим богатырем".

То, что Никитушка Ломов не был вымышленным персонажем, подтверждает заметка из журнала "Пчела" за 1875 год, которая рассказывает о богатыре Никите Ломовском, бурлачившем на Волге.

"В "Саратовском справочном листке" напечатан любопытный рассказ о поволжском богатыре Никите Ломовском, который бурлачил лет 26 назад. Интерес, возбуждаемый этим богатырем-бурлаком, был так велик, что в приволжских селах и городах народ толпами сходился на Волгу посмотреть на него, когда разносилась весть, что на таком-то судне или плоту находится Никита. Наружность Никиты описывают так: ростом он был повыше сажени, немного сутуловат, ходил понуро, смотрел исподлобья, в движениях был медлителен. Никите выдавалась двойная плата и двойной паек. Плата, конечно, была непропорциональна силе и паек - телосложению, потому что при каком-нибудь несчастье или просто неудаче, вроде посадки судна или плота на мель, Никита делал чудеса своей страшною мощью. Чтобы дать наглядное понятие о размерах силы Никиты, достаточно сказать, что в Астрахани он один ставил сваи для плотины и один вбивал их чугунной бабкой, которую могли поднимать лишь восьмеро дюжих рабочих".

Чернышевский только заменил фамилию Ломовского на Ломова и описал одного из тех могучих русских богатырей, которых много было на бурлацкой Волге и которые так хорошо изображены на картине И. Е. Репина "Бурлаки".

Богата сильными людьми была не одна Волга. В Сибири, в Прибалтике, на Кавказе, на севере России можно было встретить силачей, выступавших ка ярмарках, в балаганах, во дворах и на площадях, но слава о которых гремела только в пределах той местности, в которой они жили. 80-90-е годы прошлого столетия - время проведения первых чемпионатов борьбы и публичного демонстрирования силы при помощи борьбы и поднятия тяжестей - показали всему миру, какими замечательными богатырями обладает наша страна.

Многие из них пронесли славу своей родины через страны всего мира и вошли в историю русского и мирового спорта.

Никогда не забудется имя грузчика Ивана Максимовича Поддубного - "чемпиона чемпионов", как называли его всюду на земном шаре. Это его великий пролетарский писатель М. Горький назвал "олицетворением силы нашего народа" и "русским богатырем". За долгую свою жизнь И. М. Поддубный объехал весь мир, не находя соперников своей силе. 33 года носил он почетный пояс чемпиона мира по борьбе, оставив борьбу лишь на 70-м году жизни.

Иван Заикин также вышел из народа. Сын волжского бурлака, сам волжский крючник, Заикин отличался феноменальной силой и был дважды чемпионом мира. В парижском музее до сих пор хранится согнутый им в кольцо рельс. Заикин являлся не только непобедимым борцом (он лишь один раз потерпел поражение от Поддубного), но и был одним из первых русских авиаторов.

Замечательным борцом и силачом считался чемпион мира москвич Иван Шемякин, прозванный французами "русским колоссом" за свой гигантский рост.

Славу русских богатырей делили с тремя знаменитыми Иванами и чемпион мира волжанин Николай Вахтуров - ученик Поддубного, Григорий Кащеев, Николай Башкиров, сибиряк чемпион мира Клементий Буль, замечательный красотой своего тела, не проигравший ни одной схватки иностранцам.

Отличными силачами были и представители более раннего поколения: чемпион мира Янковский, Богатырев, Копьев, великаны Осипов, Проня и другие.

Русскими гиревиками и штангистами восхищался весь мир, восхищался не только их богатырской силой, но и красотой и совершенством мускулатуры.

Старшего штурмана одного из океанских судов Петра Крылова называли "античным гладиатором" и "королем гирь". Обладая редкой силой, Крылов поднимал и держал платформу с играющим оркестром в 20 человек, толкал штангу с полыми шарами, в которых сидели два рослых солдата, разбивал кулаком камни.

Павла Касьянова прозвали "королем железа и цепей" за то, что он разрывал цепи. О силе его мощных рук можно судить хотя бы по тому, что, находясь в Мадриде, в присутствии тысячной толпы он убил ударом кулака разъяренного быка.

Сергей Елисеев, имея вес 5 пудов, при розыгрыше в 1899 году первенства мира по поднятию тяжестей в Милане с большим мастерством толкнул двумя руками 9 пудов и стал чемпионом мира.

Особенно поражали всех своей мощью Знаменский и Дмитриев*.

* (Оба они, подражая артистам цирка тех времен, добавили к своим русским фамилиям французские приставки "Моор" и "Моро" и поэтому вошли в историю с двойными фамилиями.)

Знаменский, прозванный "королем атлетов", поднимал оркестр, держал на себе живую карусель, носил пианино с играющим человеком.

Дмитриев, имевший прекрасно сложенную фигуру, производил на всех большое впечатление не только колоссальный силой, но и изящной техникой выполнения упражнений. На золотой звезде, поднесенной ему почитателями, было написано: "Атлету-феномену".

Все эти богатыри, поражавшие мир своей силой, ловкостью, спортивным мастерством, вышли из среды простого народа, и слова М. Горького, сказанные о том, что Иван Поддубный являлся олицетворением силы нашего народа и им следует гордиться, могли быть отнесены и к тем богатырям, о которых мы упомянули выше, и ко многим другим силачам русской земли.

Разноплеменная Россия, кроме большого количества силачей, выдвинула на мировую спортивную арену таких всемирно известных борцов и гиревиков, как поляка В. Пытлясинского, латыша Яна Краузе, эстонцев - красавца чемпиона мира Георга Луриха, прозванного "русским львом", чемпиона мира Георга Гаккеншмидта, Алекса Аберга, грузин - Луку Дадианидзе и силача К. Майсурадзе, гнувшего на плечах 6-дюймовый рельс при давлении в 120 пудов.

Революция 1905 года высоко подняла национальное сознание русского народа. Всякая спортивная победа не только борцов и тяжелоатлетов, но и представителей других видов спорта находила самый широкий отклик как среди прогрессивно настроенной интеллигенции, так и среди рабочих и мещан. Вопреки желанию царского правительства, по всей стране начали возникать спортивные кружки.

Демонстрация силы и здоровья участников спортивных выступлений привлекала в кружки новых членов из молодежи, не говоря уже о многих тысячах людей, индивидуально занимавшихся гимнастикой. Спорт сплачивал людей и часто сближал и объединял противников самодержавия. Все это видело царское правительство и стремилось взять в свои руки управление спортивными коллективами, поставить во главе их представителей родовитого дворянства и даже членов царствующей династии, вроде великого князя Владимира Александровича.

Не впадая в преувеличение, можно смело сказать, что русские силачи в царское время сделали больше для привлечения всеобщего внимания к уходу за своим здоровьем, для продления жизни, чем царское правительство, которое не в состоянии было создать обещанное министерство физического воспитания и открыть хотя бы один институт физической культуры.

Демонстрация силы в форме борьбы или поднятия тяжестей вызывала желание, особенно у молодежи, подражать людям, чье совершенное по красоте и силе тело говорило о великом счастье быть здоровым.

И не случайно искренними друзьями русских силачей были представители тогдашней передовой интеллигенции, которые, подобно Горькому, гордились ими, дружили с ними, писали о них и сами подражали им, занимаясь гимнастикой и тяжелой атлетикой.

Среди друзей русских богатырей мы встречаем имена писателей и поэтов А. Куприна, Л. Андреева, А. Чехова, силача В. Гиляровского, А. Блока, С. Скитальца, А. Будищева, художников Н. Кравченко, Н. Струнникова, Н. Кузнецова, профессора археологии и незаурядного атлета Н. Лихачева и многих других артистов, писателей, поэтов, врачей, инженеров, учителей.

То значение, какое придавала передовая русская интеллигенция того времени физическим упражнениям, развитию силы, укреплению здоровья, хорошо характеризует письмо Александра Блока к своей жене, где он говорил, что его "...очень увлекает борьба и всякое укрепление мускулов" и что "эти интересы уже заняли определенное место в моей жизни: довольно неожиданно для меня". Заканчивает он свое признание словами: "год назад я был от этого очень далек - с этим связалось художественное творчество".

Частыми посетителями "кабинета атлетики" известного врача-психиатра и "отца русской атлетики" А. Ф. Краевского были артисты В. Н. Давыдов и К. А. Варламов; членами жюри чемпионата борьбы в цирке А. Девинье в 1913 году являлись артисты П. М. Садовский и И. М. Москвин.

Великая Октябрьская социалистическая революция, поставившая на службу народу материальные блага, науку, сделавшая профилактику заболеваний и охрану народного здоровья одним из решающих принципов советского здравоохранения, создала все условия для продления жизни человека.

Социальные мероприятия привели почти к полному исчезновению венерических заболеваний, особенно сифилиса, поражавшего когда-то в царской России целые области и тяжело отражавшегося на народном здоровье, исчезли холера и чума. Средняя продолжительность жизни значительно повысилась. Крупнейшие научные учреждения страны работают над проведением в Жизнь указаний партии и правительства о еще большем повышении уровня народного здоровья. Созданы институты, разрешающие проблемы долголетия и разрабатывающие мероприятия по удлинению жизни. Улучшилось материальное благосостояние народа, облегчились, благодаря передовой технике, условия его труда.

Физическими упражнениями и спортом начало заниматься не только население городов, но и колхозное крестьянство, а занятия по гимнастике стали обязательными в любой школе, вузе.

В стране построены тысячи стадионов, физкультурных площадок, бассейнов, организованы спортивные общества, регулярно проводятся спортивные соревнования.

Спорт, гимнастика, игры становятся насущной необходимостью не только молодежи, но и почти каждого советского гражданина. Они входят в нашу жизнь, проникают в наш быт: утром мы встаем под бодрые звуки радиогимнастики, призывающие нас к утренней зарядке, в часы отдыха молодежь и взрослые занимаются в спортивных секциях, коллективах физической культуры; в праздничные же дни редко кто не занимается спортом, туризмом, играми или не присутствует на соревнованиях.

Спорт и гимнастика в форме лечебной физкультуры заняли свое место в лечебных учреждениях, на курортах, в санаториях, в домах отдыха.

Из народных масс не единицами, а сотнями начали выходить советские богатыри, окруженные вниманием и заботой всего народа. Много блестящих побед одержано ими за рубежом в борьбе за честь советского спорта.

Достижения советских гимнастов, конькобежцев, борцов, штангистов и представителей некоторых других видов спорта служат ярким доказательством силы, ловкости, физической подготовленности, искусства советских спортсменов.

Особенно значительных успехов достигли советские силачи. Кто не знает имен Мазура, Коткаса, Картозия, Николаева, Манеева, Сташкевича, Энгласа, Мекокишвили, Балавадзе и других замечательных борцов страны! Кому не известны имена рекордсменов СССР и мира Воробьева, Куценко, Дуганова, Чимишкяна, Ломакина, Удодова и других сильнейших советских штангистов!

Наша Родина, продолжая оставаться страной самых сильных людей в мире, должна стать и страной долголетия, страной, где старости были бы противопоставлены, кромэ социальных мероприятий, достижения современной науки, того ее раздела, который носит название "макробиотики".

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев А. С., 2013-2017.
При использовании материалов проекта обязательна установка активной ссылки.
http://gelib.ru/ "GeLib.ru: Геронтология и гериатрия".